Кампании на Гуадалканале и в Папуа

Как нередко случается на войне, способы решения стратегической задачки союзников были определены в равной мере как расчетами, так и событиями. После схватки у острова Мидуэй жители страны восходящего солнца приемущественно стремились продвинуть вперед верхушку клина собственной океанской крепости, возобновив операции против порта Морсби, и сделать сильную военно—воздушную базу к востоку Кампании на Гуадалканале и в Папуа от него в южной части Соломоновых островов. В июле 1942 г. жители страны восходящего солнца приступили к сооружению аэродрома на северном побережье острова Гуадалканал, лежащего южнее острова Флорида. Жители страны восходящего солнца намеревались при помощи авиации, базировавшейся на этот аэродром, сделать опасность янки на Новых Гебридах и в Новейшей Каледонии Кампании на Гуадалканале и в Папуа, находящихся к северо—западу и западу от островов Фиджи и к юго—западу от островов Эллис, и защитить собственный морской фланг продвижения в Папуа. Чтоб предупредить это продвижение на юг, 7 августа из Новейшей Зеландии под прикрытием 3-х авианосцев отправился южноамериканский десант, который высадился на островах Флорида и Гуадалканал. Преодолев малозначительное Кампании на Гуадалканале и в Папуа сопротивление, америкосы заняли отчасти законченную военно—воздушную базу на Гуадалканале, назвав ее «Гендерсон—филд». Посадка десанта повлекла за собой ряд морских и сухопутных схваток неслыханной ожесточенности, продолжавшихся ровно 6 месяцев.

1-ый морской бой произошел у острова Саво — в связи с попыткой японцев сорвать посадку десанта. Бой начался рано Кампании на Гуадалканале и в Папуа с утра 9 августа. Хотя южноамериканский флот растерял четыре крейсера — «Канберра» (австралийский), «Куинси», «Винсенис» и «Астория», но к вечеру жители страны восходящего солнца отступили, и посадка десанта длилась.

Сосредоточив свои силы у Рабаула, жители страны восходящего солнца были готовы хоть какой ценой убить десант. Один за одним последовали воздушные налеты Кампании на Гуадалканале и в Папуа и бои на море. 23–25 августа разыгралось морское схватка в восточной части Соломоновых островов, во время которого большой и очень защищенный японский конвой с подкреплениями был обязан повернуть назад. Во время боя южноамериканские корабли группировались вокруг авианосцев «Саратога» и «Энтерпрайз». В ночь с 11 на 12 октября вышло морское схватка у Кампании на Гуадалканале и в Папуа мыса Эсперанс, а 16 октября большие силы японцев посадились на Гуадалканале. Америкосы, занявшие полуостров, оказались в небезопасном положении. Бои большей частью происходили в тропических зарослях; обстановка была очень не ясной. Об этом свидетельствует последующий случай, рассказанный одним из участников посадки: «Я напоминаю, как продвигалась взводная стрелковая цепь на Тассафаронга. Командир полка Кампании на Гуадалканале и в Папуа пришел к нам, прошел через цепь мало вперед, потом возвратился и спросил: «Сколько еще осталось до полосы фронта?» Я ответил: «Полковник, вы только-только возвратились вспять к полосы фронта, впереди уже японцы».[232]

Через 10 дней произошел морской бой у острова Санта—Крус, во время которого был потоплен южноамериканский авианосец «Хорнет» и Кампании на Гуадалканале и в Папуа серьезно поврежден авианосец «Энтерпрайз». В тот же денек жители страны восходящего солнца предприняли решительный штурм Гендерсон—филда; штурм с трудом был отбит. Потом ночами 13 и 14 ноября происходило морское схватка у Гуадалканала — одно из более жестоких в истории войны на море.[233]В сражении участвовали линейные корабли. Жители страны восходящего солнца утратили Кампании на Гуадалканале и в Папуа 2 линкора. Южноамериканский морской офицер лейтенант Броди пишет об этом периоде:

«Занятие нами Гендерсон—филда отдало нашей авиации не только лишь базу для прямых налетов, да и ценную передовую позицию для разведки в интересах надводных сил. Наши самолеты могли вести разведку далековато к северу от острова, в водах, которые японские Кампании на Гуадалканале и в Папуа военные корабли и транспорты должны были пересечь при приближении к Гуадалканалу. Меж тем жители страны восходящего солнца были в значимой степени лишены способности вести аналогичную разведку в направлении подхода наших сил. Мы могли навести в необходимое место корабли, и их возникновение практически всегда было внезапным. Таким макаром Кампании на Гуадалканале и в Папуа, наши надводные силы могли оказывать непрерывный нажим, действенность которого была очень велика, невзирая на сравнимо маленькое общее время, проведенное в спорных водах»[234]

Невзирая на все эти достоинства, в последующем морском бою у Тассафаронга 30 ноября южноамериканский флот оказался на грани катастрофы.

«Только один из 5 американских крейсеров, участвовавших в деле, — пишет лейтенант Кампании на Гуадалканале и в Папуа Броди, —.. не получил повреждений. К счастью, но, японские корабли, участвовавшие в сражении: эсминцы и, может быть, легкие крейсеры, — не смогли прибыть в свои порты и сказать о нанесенном вреде. Это схватка, может быть, станет традиционным примером того, как осмотрительно молчать о приобретенных повреждениях. По существу, противник отказался от продолжения Кампании на Гуадалканале и в Папуа кампании в итоге схватки, которое мы расценивали как поражение»[235]

Может быть, дело обстояло конкретно так, но более принципиальной предпосылкой была критичная обстановка, сложившаяся для японцев сначала декабря в Папуа. В итоге войска, собранные в Рабауле для подкрепления гарнизона Гуадалканала, 1 февраля были ориентированы в Папуа. В ночь с 7 на Кампании на Гуадалканале и в Папуа 8 февраля, утратив около 10 тыс. убитыми и столько же погибшими от заболеваний и голода, жители страны восходящего солнца эвакуировали остатки гарнизона Гуадалканала. Таким макаром была сорвана половина японского плана продвинуть клин. Как обстояло дело с другой половиной плана?

Другая половина плана касалась Папуа, где проводились три отдельные операции. Во Кампании на Гуадалканале и в Папуа—первых, жители страны восходящего солнца планировали пришествие от Гона на порт Морсби по дороге через тропические заросли, австралийский правительственный пост в Кокоде и хребет Оуэн—Стенли с целью приманить австралийские войска от порта Морсби на север в горы и тропические заросли. Во—вторых, сразу с этим пришествием намечалось посадить десант для занятия Кампании на Гуадалканале и в Папуа залива Милн и аэродрома поблизости. Тут создавалась военно—воздушная база. С этой базы и базы, которая тогда сооружалась на Гуадалканале, японская авиация захватывала контроль над северным входом в Коралловое море. В—третьих, установив контроль, жители страны восходящего солнца планировали перебросить десант из Рабаула в порт Морсби с 2-мя целями Кампании на Гуадалканале и в Папуа: стукнуть в тыл австралийцам, ведущим бои в горах против колонны из Гона, и перерезать австралийские коммуникации меж портом Морсби и Дарвином.[236]

21–22 июля началось воплощение первой части изложенного плана: жители страны восходящего солнца посадились в деревне Гона на северном побережье Папуа, приблизительно па полпути меж Лаэ и заливом Милн. Побережье Кампании на Гуадалканале и в Папуа охранялось малочисленными австралийскими патрулями от батальона милиции в Кокоде. Батальон энергично сопротивлялся, но был оттеснен к порту Морсби. Сначала августа жители страны восходящего солнца заняли Кокоду и начали неспешное продвижение на юг через тропические заросли.

26 августа жители страны восходящего солнца приступили к выполнению 2-ой части плана Кампании на Гуадалканале и в Папуа, высадив севернее залива Милн приблизительно 2 тыс. боец, которые немедля приступили к захвату аэродрома. Жители страны восходящего солнца ждали повстречать малозначительное сопротивление, этим и разъясняется малочисленность десанта. Но они наткнулись на упрямое сопротивление и подверглись таким сильным налетам с воздуха, что, утратив огромную часть снаряжения и 700 человек убитыми, 29 августа погрузились на Кампании на Гуадалканале и в Папуа суда и отказались от проведения операции. Тот факт, что не было предпринято новых попыток устроить военно—воздушную базу в этом актуально принципиальном пт, можно разъяснить только тем, что бои на Гуадалканале отвлекали очень много сил и с оставшимися немногими частями нельзя было идти на риск повторной операции.

Таким макаром Кампании на Гуадалканале и в Папуа, все бремя кампании легло на плечи колонны войск, продвигавшейся по суше. При отсутствии господства в воздухе на месте деяния колонна не могла защитить ни собственных баз, ни дороги через тропические заросли в Кокоду. В итоге продвижение японцев становилось все медленней и медленней. 10-ки людей погибали раз в день от Кампании на Гуадалканале и в Папуа голода. Колонна так ослабла, что, когда 15 сентября она столкнулась с противником меж деревнями Элфоги и Иорибайва (приблизительно 30 миль севернее порта Морсби), японское командование отдало приказ отойти к Науро, 10 миль севернее головного хребта Оуэн—Стенли. Австралийцы, тесня колонну, 3 ноября опять вступили в Кокоду.

В особенности любопытно то, что австралийцы во Кампании на Гуадалканале и в Папуа время пришествия практически полностью снабжались с помощью самолетов. Военный корреспондент Куртенай, находившийся тогда с войсками, писал:

«В этих горных районах не было посадочных площадок, но кое—где в тропических зарослях на склонах крутых гор природа вроде бы случаем оставила заросшие травкой открытые площадки, похожие на наш деревенский луг. Армейские тыловые Кампании на Гуадалканале и в Папуа части превратили эти площадки в пункты сбрасывания грузов. Австралийские пилоты на невооруженных транспортных самолетах под прикрытием истребителей, господствовавших в воздухе, летали по зигзагообразным ущельям и сбрасывали грузы во время нашего продвижения по горным дорогам. Грузы большей частью сбрасывались без парашютов; 80 % грузов попадало в тропические заросли и терялось навечно, но другие Кампании на Гуадалканале и в Папуа 20 % падали на площадки, и войска имели возможность подкрепляться на марше»[237]

Жители страны восходящего солнца возлагали надежды задержать противника у Науро до подхода подкреплений. Но, когда они пробовали сделать это, америкосы в один момент высадили в их тылу авиадесант. Об этом блистательном маневре командующий южноамериканскими военно—воздушными Кампании на Гуадалканале и в Папуа силами генерал Арнольд пишет:

«Все пробы японцев подбросить подкрепления в район Буна, Гона были сорваны нашими томными бомбовозами далекого деяния. Наши транспортные самолеты перебросили в этот район вполне снаряженную ударную группу: войска, снаряжение и продовольствие. В течение одной операции 3600 человек было переброшено из Австралии в порт Морсби и 15 тыс. — из порта Кампании на Гуадалканале и в Папуа Морсби через высочайший горный хребет Оуэн—Стенли к посадочным площадкам в районе Буна. Эти войска не только лишь сами были переброшены по воздуху, да и снабжались по воздуху, получая в неделю грузов более чем на 2 млн. фунтов стерлингов. Инженерное оборудование, железные маты и асфальт были также перевезены на самолетах. Четырехорудийная Кампании на Гуадалканале и в Папуа 105–лш гаубичная батарея была доставлена на самолетах В–17. Оборотными рейсами эвакуировали нездоровых и покалеченых. Вся операция имела далековато идущие тактические последствия»[238]

Цель этого нападения с тыла заключалась в том, чтоб нарушить полосы коммуникаций японцев и, если окажется вероятным, занять японские базы на побережье. Для защиты собственных баз Кампании на Гуадалканале и в Папуа жители страны восходящего солнца были обязаны сделать то, на что когда—то пошел генерал Хукер у Чанслорсвилля, а конкретно совсем отрешиться от пришествия, стремительно отойти. Жители страны восходящего солнца отошли к побережью, чтоб укрепить Гону, Санананду и Буну. Тогда австралийская сухопутная колонна объединилась с южноамериканскими авиадесантными частями и базы были Кампании на Гуадалканале и в Папуа окружены. Гона пала 9 декабря, Буна — 3 января 1943 г. и Санананда — 19 января; жители страны восходящего солнца сражались до последнего бойца.

Японское командование, глубоко обеспокоенное поражениями, направило подкрепления, которые предназначались для гарнизонов Гуадалканала, Финш—Харбора, Лаэ и Саламоа. Потом жители страны восходящего солнца двинулись из деревни Мубо, приблизительно 15 миль южнее Саламоа Кампании на Гуадалканале и в Папуа, на Уау — главную воздушную базу союзников в золотоносном районе на северо—востоке Новейшей Гвинеи. В июне 1942 г. тут высадился большой австралийский десантно—диверсионный отряд, но заболевания уменьшили личный состав до 300 человек. Против этого, крошечного отряда жители страны восходящего солнца бросили войска численностью 3300 человек, которые непременно раздавили бы австралийцев, если Кампании на Гуадалканале и в Папуа б генерал Макартур[239]не подбросил по воздуху на помощь 600 австралийских боец. Жители страны восходящего солнца, найдя горную дорогу, неведомую австралийцам, сейчас в один момент напали на противника с тыла и 29 января, подойдя на 400 ярдов к Уау, были готовы взять пост штурмом. Здесь на выручку австралийцам прибыло еще 1200 австралийских боец Кампании на Гуадалканале и в Папуа, переброшенных самолетами. На последующий денек было доставлено некое количество 25–фунтовых орудий, которые открыли огнь через полчаса после посадки. Жители страны восходящего солнца были обязаны отойти.

В конце концов, 3–4 марта произошел морской бой в Ново—Гвинейском море. В этом бою морской конвой японцев, отплывший из Рабаула, чтоб подвезти грузы и подкрепления в Кампании на Гуадалканале и в Папуа Лаэ, был практически полностью уничтожен налетом авиации союзников. «Во время схватки в Ново—Гвинейском море, — показывает начальник штаба американской армии генерал Д. Маршалл, — союзники утратили 1 бомбовоз, 3 истребителя и 13 человек. Жители страны восходящего солнца же, как понятно, утратили 61 самолет, 22 судна и целую дивизию — 15 тыс. человек.[240]

Таким макаром, 2-ая половина японской Кампании на Гуадалканале и в Папуа кампании, целью которой было продвинуть клин далее в Тихий океан, завершилась катастрофой, как и 1-ая половина. Со стратегической точки зрения, союзники действовали в обеих этих операциях оборонительно. Но занятие Гуадалканала и Папуа ясно показало, что стратегическая инициатива начинает перебегать от японцев к союзникам. Этот процесс существенно Кампании на Гуадалканале и в Папуа ускорился в 2-ух следующих кампаниях.


kaluzhskij-institut-filial.html
kalvinizm-v-n-vasechko-kurs-lekcij-2000g.html
kamasutra-dlya-oratora-desyat-glav-o-tom-kak-poluchat-i-dostavlyat-maksimalnoe-udovolstvie-vistupaya-publichno-stranica-10.html